Добро пожаловать!
 Бесспорно самым громким разоблачением Василия Арсеньевича... 29-01-2014, 11:10 |

Бесспорно самым громким разоблачением Василия Арсеньевича...Бесспорно самым громким разоблачением Василия Арсеньевича стала трагедия на острове Назино. Не окажись он в августе в Александ­ро-Ваховской комендатуре, не прояви дотошности и честности в рас­следовании, не отличись твердостью и последовательностью в отстаи­вании своей позиции - и... Конечно, всей ситуации это бы не сломало, да и не могло сломать. Но несколько конкретных человеческих жизней поступок В. А.Величко спас, а это уже подвиг. Кое-кто из садистов был наказан, а другие поубавили свой раж, что опять же облегчило суще­ствование бесправных трудпоселенцев, а кого-то из них и спасло от гибели. Однако самое главное в том, что В. А.Величко вывел назинскую историю за узковедомственные границы ГУЛага, придав ей широкий партийно-политический резонанс в те дни и общественный - в наши.

Бесспорно самым громким разоблачением Василия Арсеньевича...Хотя, подписывая письмо, автор рисковал не только своей карье­рой. Тогда за это можно было поплатиться и жизнью. Известна реакция секретаря Нарымского окружного комитета ВКП(б) К Левица, что его подчиненный В. А. Величко превысил свои полномочия рядового инст­руктора-пропагандиста[31], но дальнейшего развития она, к счастью, не получила.

Второй этап жизни В. А.Величко при поверхностном взгляде рази­тельно отличается от первого. Хотя бы тем, что партработник мелкого ранга из нарымской глухомани превратился в члена Союза писателей СССР с московской пропиской. Или - что его перо стало теперь вовсе не защищать, а бить и без того незаслуженно покаранных.

Если в 1933 г. В. А.Величко в своем письме И. В.Сталину и другим руководителям осуждал виденный собственными глазами беспредел

ГУЛАГовцев, уморивших на Назинском острове более 4 тыс. чел., то всего лишь 4 года спустя он же написал очерк "Вита и Демон", где герой - комендант, правоверный коммунист, озабоченный лишь раде­нием за благо подопечных, а спецпереселенцы -"ликвидированные кулаки", занятые исключительно собственным перевоспитанием и со­зиданием новой жизни. В первом творении В. Величко цитирует фольк­лор выживших после страшного геноцида назинских узников: "Трудно нам, братцы, в Нарыме, Трудно нам здесь умирать, Как пришлося на острове Смерти Людоедов нам всем увидать". Совсем другие песни поют спецпереселенцы - герои его очерка: "А в Нарым-то нас сослали... Конфискация всего. Без привычки трудно было. А привыкли - ничего. Шлю привет я комендантам, Всем руководителям; Пусть научат, как прожить нам. Мирным строителям..." итд. А годом раньше ВА. Величко опубликовал в краевой газете "Со­ветская Сибирь" (г. Новосибирск) серию статей об инспирированном процессе над руководством кузбасских рудников и шахтоуправлений. Под красноречивыми названиями[32] и с характерной для той поры лек­сикой, где определения "ублюдки" и "выродки" были едва ли не са­мыми мягкими, эти выступления требовали одного - уничтожения обвиняемых.


 
Разместил: admin

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии

О проекте